закон

Особенности бизнес-инвестиций в Израиль. Взгляд профессионала.

20.02.2017

В 1993, после десяти лет работы в ведущих банках Израиля, Виктор Шамрих решил основать собственную инвестиционную компанию. Под его управлением рост активов компании Apex, предтечи сегодняшней Value Base, составил $25 миллионов долларов. Сегодня компания является одним из наиболее преуспевающих инвестиционных банков в Израиле с опытом работы свыше 20 лет на израильском рынке.

Довольно парадоксально, но Израиль становится все более привлекательной страной для иностранных инвесторов. Стабильная экономика, последовательный  рост ВВП и устойчивая банковская система заставляют инвесторов задумываться о том, что государство Израиль и есть та самая безопасная говань, которую все сложнее найти в современном финансовом мире. В своем эксклюзивном интервью Виктор Шамрих, основатель и владелец Value Base, и Яир Эфрати, исполнительный директор, рассказали об особенностях бизнес-инвестициях в Израиль, наиболее перспективных областях и о ситуациях, когда необходимо посредничество экспертов высокого уровня, и когда можно обойтись без помощи консультантов.

— Когда я готовилась к интервью с вами и собирала информацию о Value Base, я услышала многообещающую фразу о вас. «Они, сказали мне, знают, как управлять большими деньгами эффективно. Мало кто умеет это делать». Как управляющие инвестиционной компанией такого масштаба, скажите, какими качествами нужно обладать, чтобы так успешно ворочать такими деньгами?

— Ответ просто: хорошая компания по инвестициям и управлению капиталами должна балансировать между двумя взаимоисключающими, казалось бы, понятиями: мы должны уметь увидеть наиболее прибыльную для нашего клиента нишу с наименьшими рисками для его инвестиций. Вот, пожалуй, и все. Однако на практике к этому ведут многие годы настойчивой работы, постоянное обучение, набивание шишек, упорство и упрямство и защита интересов клиента во что бы то ни стало.

В сегодняшнем финансовом мире найти этот баланс становится все сложнее, потому что риски все время растут. Вполне стабильные государства объявляют себя банкротами, не способными платить по счетам – так можно ли быть уверенными в компаниях, призывающих тебя инвестировать? Наша задача – сделать так, чтобы доверять было можно. Мы должны обеспечить тот самый уровень уверенности, чтобы наши клиенты позволили себе доверить нам свой капитал.

— В Израиле, при всей его стабильности, тоже неспокойно на финансовом фронте?

— Разумеется. Позвольте нам быть честными от начала и до конца: лет 40 назад вкладывать свои деньги было проще и надежнее. Сейчас – это опаснее и рискованее даже в Израиле, при том, что наша страна является, в общем, довольно консервативной. Нас не трясло так сильно от мирового кризиса, благодаря тому, что наши банки сохранили свое консервативное отношение к банковским процентами и ипотечному кредитованию. Наша экономика активно развивается, в Израиль потоком идут инвестиции из-за рубежа. При всем этом следует почеркнуть еще раз: обеспечить полную безопасность капиталам наших клиентов – задача все более нетривиальная. Но мы с ней справляемся, подыскивая оптимальные варианты для каждой отдельной инвестиции.

— Тогда скажите, куда вы перенаправляете средства инвесторов? Какие отрасли в Израиле считаются наиболее выигрышными с точки зрения инвестиций? 

— В первую очередь, это, безусловно, хайтек. За ним идут инфраструктура и полезные ископаемые. Инвесторы из-за рубежа интересуются

Почему многие европейцы не инвестируют в Израиль? Да просто потому, что никогда еще не рассматривали такую опцию. Им проще географически и ментально инвестировать на лондонском или нью-йоркском рынке: это знакомые условия, это знакомый язык. Впрочем, и европейцы, и американцы в последние годы очень интересуются Израилем как страной предсказуемых и высокоприбыльных инвестиций. Китайцы заинтересованы в Израиле как никогда прежде: огромная доля на инвестиционном рынке принадлежит им. Каждую неделю у нас рабочие встречи с различными китайскими инвесторами, наше портфолио насчитывает уже сотни клиентов из Китая. Они уже инвестировали  миллиарды долларов в экономику Израиля, и определенно намерены гнуть ту же линию. В сфере хайтека китайцев на сегодняшний день больше, чем американцев, хотя американцы традиционно интересовались именно этой отраслью для инвестиций в Израиле.  То же касается сферы инфраструктуры и строительства: китайские предприниматели вкладывают средства в строительство наземной линии метро в Тель Авиве, в строительства обеих портов в Ашдоде, в строительство дороги в Иерусалим.

Кроме того, инвестиции идут в такие традиционные сферы для Израиля, как косметика и пищевое производство. Вернемся снова к китайским инвесторам: только за последнее время они вложили через нашу компанию существенные средства в косметическую компанию Ahava (косметика Мертвого моря) и пищевого гиганта Tnuva (производство молочных продуктов).

Россияне стоят в последнее время перед очень определенной задачей: вывести деньги из страны, инвестировать их в более безопасные области, которые принесли бы определенные прибыли.  Они пока не слишком интересуются Израилем с этой точки зрения, и на мой взгляд, совершают стратегическую ошибку, пытаясь инвестировать свои средства в лондонский или ньюйоркский рынок. Во-первых, это дорого, во-вторых, не так рентабельно. На мой скромный взгляд, это совершенно неверная оценка потенциала.

— Вы упомянули в начале разговора «маленькие деньги». Каков минимальный порог для иностранного инвестора, для вступления на израильскую инвестиционную почву?  Начиная с каких сумм есть смысл обращаться в Value Base, к примеру?

— Зависит от сферы инвестиции. Если предприниматель желает найти инвестировать в  маленький бизнес, скорее, чтобы просто сохранить свои деньги – это один разговор и это один фронт работы. Тут на помощь придет небольшой семейный офис.  Если же некий весьма обеспеченный предприниматель хотел бы построить фабрику или завод в Израиле с целью совсем другого уровня заработка – это иная история. Мы оцениваем перспективы совместной работы уже на этапах переговорах с клиентом. Но говоря очень в общем, пороговая инвестиция оценивается в миллион долларов США. Если речь идет о меньших суммах, например, о нескольких сотнях тысячах долларов США –инвестиции в хайтек более чем реальны

— Но вашу компанию такой объем инвестиций не заинтересует, не так ли?

— Если только речь не будет идти о группе партнеров и о групповой инвестиции – скорее нет, чем да. Понимаете, предпринимательская деятельность уровня, в которую мы вовлечены – это деятельность глобальная, когда нашим клиентам действительно нужен наш опыт управления инвестициями, наша экспертиза и наше понимание рынка Израиля. Для этого к нам и обращаются. Но если некий бизнесмен заинтересован во вложении средств меньшего масштаба, он вполне может прилететь в Израиль сам, предварительно проведя оценку общей ситуации, обратиться в банк, и ему помогут купить пакет акций. Наше вмешательство в этом случае не только не необходимо, но и неоправданно финансово. Безусловно, мы можем сделать что угодно для клиента любого масштаба, но в определенных масштабах и перед нами, как профессионалами, и перед нашими клиентами, как людьми дела, встает резонный вопрос о том, действительно ли мы можем помочь. Когда речь касается больших инвестиций, повторяю, от миллиона долларов и выше – да, без нас сложно и рискованно обходиться. Когда речь касается нескольких десятков тысяч долларов, наше участие не настолько необходимо. С задачей такого масштаба может справиться далеко не только Value Base.

— Как работает Value Base? Расскажите про внутреннюю структуру компании

— В целом компания поделена между двумя крупными отделами: аналитика и консалтинг и управление фондами. Проще говоря, один отдел советует, второй – инвестирует деньги. К примеру, приходит к нам клиент из России и говорит: мой бизнес в Российской Федерации – это пластик. Я хотел бы инвестировать в пластик здесь, в Израиле. Наши аналитики подыскивают ему подходящие варианты. Нередко бывают и пассивные инвесторы: к нам приходят и говорят, что, мол, есть такая-то сумма, хотим инвестировать, но неясно, куда. Тогда наши советники занимаются более широким консалтингом: они советуют, куда следуют вложить средства, и вместе с нашим клиентом они находят наилучший вариант для него. Затем в обоих случаях дело переходит в руки нашего отдела по управлению капиталами, которые занимаются всей дальнейшей судьбой капиталов.

— Работаете ли вы в обратном направлении: инвестируете ли вы деньги израильтян за пределами страны?

— У нас были клиенты, желавшие инвестировать, например, в дорогую недвижимость в Испании. Мы помогли выбрать ему объекты, сформировали условия – то есть, проделали ту же работу, что и обычно: нашли подходящее поле для инвестиций с минимальным уровнем риска. Но наша специализация – это все же рынок инвестиций в Израиле. Здесь мы знаем все.

— Кстати, интересно, что вы не упомянули строительство в Израиле как возможное поле для инвестиций. Почему? В Израиле же происходит настоящий строительный бум, а цены на недвижимость – выше всяких ожиданий?

— Вы правы, недвижимость в Израиле – очень верная область инвестиций. Просто этот рынок вне нашей специализации. Мы как потребители и жители страны порекомендовали бы кому угодно приобрести здесь недвижимость и, например, сдавать ее в аренду. Или лишь ждать, пока вырастет в очередной раз ее капитальная стоимость. Это отличное вложение, причем речь идет и о коммерческой недвижимости, и о жилой. К слову, ее стоимость в Израиле ниже, чем во многих других точках мира, и уровень риска – ощутимо ниже. Мы не упомянули ее просто потому, что мы не занимаемся прямыми инвестициями (читай – куплей-продажей) недвижимости. Не наш профиль, только и всего. Но мы можем, безусловно, помочь инвестировать капитал в строительные компании или купить акции на бирже.

— В качестве резюме хотелось бы, чтобы вы еще раз обрисовали картину: изменится ли как-то ситуация с наиболее прибыльными отраслями в экономике Израиля в ближайшем будущем?

— Хайтек был и останется в авангарде израильского производства: это высокий риск, но самый высокий потенциал. Посмотрите на армию: израильская армия сплошь состоит из высококлассных инженеров. Их зарплата, будем откровенны, невысока, но они находятся в инкубаторе своего рода, в окружении таких же талантливых инженеров. Это позволяет им придумывать невероятные вещи. Да, инвестиция в хайтек всегда будет сопряжена с риском, здесь никто не может дать никаких гарантий. Однако когда наши клиенты, по нашей рекомендации инвестировавшие в израильские стартапы, зарабатывают миллионы долларов  – это однозначная финансовая победа, окупающая все риски. Израильские стартапы, будем откровенны, не так часто покупают за несколько миллиардов долларов, но сделки на десятки миллионов долларов происходят здесь каждую неделю.

Внутри хай-тека, по моему убеждению, все большее место будет  занимать информационная безопасность, cyber-security. Оглянитесь — инновационные технологии настолько прочно вошли в нашу жизнь, что они повсюду: они в нашем телефоне, компьютере, часах и даже в холодильнике. Поэтому стоит инвестировать во все, что будет защищать наши персональные данные от вторжения.

Кроме того, в тренде все, что связано со старением населения: технологии в сфере геронтологии, будь то охрана здоровья, забота о пожилых или любая другая смежная область  уверено превращаются в куриц, несущих золотые яйца.

— А сельское хозяйство? Удивительно, что вы не упомянули сельское хозяйство – особую гордость Израиля…

— Сельское хозяйство действительно является гордостью Израиля, и мы в авангарде по многим аспектам, от капельного орошения до выращивания квадратных арбузов. Технологии, которые разработал Израиль – это особая песня, весь мир снимает шляпу перед Израилем. Однако необходимо сказать, что в качестве сферы для инвестиций сельское хозяйство – достаточно слабое звено, даже в Израиле. Причина проста: прибыли можно ждать очень долго, а можно и не дождаться. Когда наши клиенты интересуются инвестициями в эту область, мы объясняем, что это замечательно, но для этого нужно по-настоящему любить сельское хозяйство и все, что с ним связано. Необходимо быть не просто пассивным инвестором, а… понимаете, фермером в душе. Тогда есть высокий шанс на успех. В противном случае – нет. Земля не прощает равнодушного к себе отношения.

Однако я должен признать: как раз российские или украинские предприниматели, как раз в силу их особого отношения к сельскому хозяйству, могли бы добиться ошеломляющих успехов, инвестируя в данную область.  Вот как раз они знают, что значит неравнодушное отношение к земле, поэтому у них все может получиться.

© Беседовала Севиль Велиева

Рассылка
  • Рубрики
  • Copyright © 2016 - 2018 Pareto Capital 80/20 ltd.
    Правовая оговорка | Site Credits