закон

Из Новинского пассажа – на бульвар Ротшильда. Интервью с Егором Альтманом

12.06.2017

Кажется, в Израиле, как и в Греции, есть все. Впрочем, Егор Альтман, бизнесмен, коллекционер и израильтянин с 10-летним стажем, живущий на четыре страны, в определенный момент осознал, что это не так. И основал собственный бизнес в сфере, которая до сегодняшнего дня оставалась незанятой в Израиле. В своем интервью Егор рассказывает о скором открытии арт-галереи в Тель-Авиве, о прибыльности этого бизнеса и его подводных камнях и о том, как купить оригинального Шагала за 3 000 долларов.

В основном, я всегда занимался и продолжаю заниматься бизнесом в сфере медиа и рекламы, но много лет думал, что хотелось бы заняться более плотно искусством. Этот интерес отчасти связан с моей семьей: мой отчим был известным живописцем (Игорь Вулох, российский художник-абстракционист), моя мама – театральный художник.

Известно, что Altmans Gallery – это не первый ваш опыт в области искусства

Он определенно не первый, но в качестве коммерческого проекта – все же первый. До этого мы создали фонд памяти Игоря Вулоха и три большие выставки, но они не имели коммерческого направления. У меня была попытка сделать художественный проект коммерческого направления и, надо сказать, с коммерческой точки зрения он был удачным: все наши затраты окупились, и мы даже заработали деньги. Но в тот момент для меня было важнее попробовать что-то в этой сфере, поработать с серьезными именами.

И как от разовых и по большей части некоммерческих проектов вы пришли к открытию галереи?

Хотите с самого начала?

Хочу!

Тогда с самого начала. В 2012 году я поехал в Нью-Йорк. По будням я учился, а по выходным гулял по городу. Однажды в SOHO я заметил следующую занятную цикличность: куда бы вы ни направились, вы пройдете ресторан, магазин, кафе и галерею. И так по кругу. Я понял, что в районе, где обитает много туристов и обеспеченной публики, люди покупают произведения искусства так же, как джинсы: пообедали, выпили кофе, купили джинсы, купили Матисса. Кстати, аналог SOHO есть и в Тель-Авиве: это улица Ротшильд и район Неве-Цедек. В последнем, кстати, и расположена Altmans Gallery.

Место нашли сразу?

Совсем нет. Нам было непонятно, где в Тель-Авиве следует открывать галерею. Мы пересмотрели множество мест: Порт, несколько ключевых улиц, в том числе места сосредоточения арт-галерей, еще несколько центральных районов… Со временем стало понятно, что галерея должна располагаться именно в Неве-Цедеке.

Но давайте вернемся к началу…

Давайте вернемся к началу. Итак, исследуя нью-йорский рынок, я обнаружил, что в галереях продается тиражная графика, в основном, определенные имена: Дали, Матисс, Пикассо, Шагал, Мураками. В Москве такого не было, в Израиле тоже. Это было удивительно: Москве можно купить что угодно: дорогие машины, часы, украшения, одежду, Израиль за последние десять лет тоже становится все более брендовым. А вот в области искусства вы не можете купить ровным счетом ничего.

И вам приходится лететь на такой «шопинг» в Лондон?

В Лондон, в Нью-Йорк, в Берлин. А в Москве и в Тель-Авиве не было и нет галерей, которые бы занимались тиражными работами западных художников. Когда я отметил эту тенденцию, я решил разобраться, почему нью-йоркские галереи делают ставку на тиражные работы. Стало ясно: за $3000 – $5000 вы можете купить оригинал работы Шагала или Дали. Понятно, что у этих художников практически не было проходных работ, они всю свою жизнь генерировали только шедевры. Следовательно, это всегда ликвидная инвестиция.

Тиражные работы западных художников?!

Понимаете, если вы покупаете какого-либо российского художника, вы сможете его перепродать либо только на вторичном рынке в РФ, либо вообще нигде. Та же ситуация с израильскими международными художниками, коих, кстати, раз-два – и обчелся. Яаков Агам, покойный Менахем Кадишман… На самом деле, стран с большим процентом международных художников, очень немного и они общеизвестны: Франция, Италия, Голландия. Погрузившись в процесс изучения рынка, я стал смотреть статистику и обнаружил ,что основная масса работ в мире искусства продается по цене… до 5000 долларов. А за такую цену ничего, кроме тиражных работ, предложено быть не может. А значит, надо было попробовать.

 Почему вы выбирали между Израилем и Москвой открытие первой галереи, и никак не могли выбрать?

Altmans Gallery с самого начала задумывался как сетевой международный проект: мы планируем открытие наших галерей по всему миру, но изначально мы действительно выбирали между Москвой и Тель-Авивом. Первой ласточкой стала Москва, но получилось это случайно. Изначально мы начали работу в Москве: долго искали помещение, готовились к открытию. Все шло прекрасно, вплоть до кризиса. После этого переломного момента стало ясно, что дислокацию нужно менять, и мы переключились на Израиль. Здесь все развивалось еще стремительнее, благодаря тому, что мы успели провернуть громадную подготовительную работу в Москве, и в Израиле шли во многом по проторенной дорожке. Мы нашли место, изучили таможенные вопросы,  и были готовы к запуску галереи в Тель-Авиве, как вдруг – очередной сюрприз. Мой московский друг, галерея которого находилась в Новинском Пассаже в Москве, попросту передал мне свою галерею и уехал из России в Майями. Так я оказался на перепутье: в Израиле все было готово на 99%, но в Москве меня ждала галерея, которая позволяла начать работать с сейчас на сейчас: там было все, включая кассовый аппарат и выставленный свет. Вопрос заключался только в том, куда перенаправить все закупленные работы: в Москву или в Тель-Авив. В результате выбор пал на Москву. 

И каков был итог?

Мы все сделали правильно, начав с Москвы. Москва стала отличным полигоном: там мы набили шишки при наименьших потерях. Наша галерея находилась в очень удачном месте, там всегда было много офисов и много людей, к которым, в свою очередь, приезжало на переговоры много другого народа. Таким образом, там было достаточно покупателей, которые приходили в галерею и покупали что-то в галерее себе или в подарок. Так, запустившись в Москве в 2015 году, мы продали около трех сотен работ. За эти полтора года мы сделали три выставочных проекта, причем интересно, что выставку Юрия Нордштейна посетило больше людей, чем выставку Дали. На первой было 10000 человек, на второй  – 5000 при том, что вход был платный и не дешевый.

А когда в итоге подключился Тель-Авив и, главное, почему?

Совокупность несколько факторов. Во-первых, я израильтянин, и мне комфортно открывать бизнес здесь. Во-вторых, эта ниша здесь так же никем не занята, как и в Москве.

Кто ваши покупатели в Израиле?

Мы делаем ставку на туристов, на израильтян, которые не живут в Израиле постоянно, но имеют тут недвижимость, на сегмент, который связан с IT. Это молодые люди, которые уже сделали бизнес в сфере hi tech и, имея деньги, хотят вложить их во что-то в сфере искусства. Наконец, последняя категория – это просто обеспеченные люди, которые хотят украшать свои дома и офисы, выгодно при этом инвестируя. Кроме того, в Израиле остается незанятым очень большой сегмент рынка: подарки. В Израиле огромное количество праздников и поводов дарить подарки, а мы предлагаем подарить уникальный подарок в районе 3000 тысяч долларов: за 10000-12000 шекелей можно купить оригинальную работу Шагала. 

 Когда состоится открытие галереи?

Официальное открытие запланировано на 15 июня, но фактически галерея заработает уже на этой неделе. Туда уже можно будет попасть, посмотреть, составить впечатление и даже что-то купить, несмотря на то, что часть работ еще находятся в пути, и она не содержит всех работ, которые будут к ее открытию. Но мы уже вышли на финишную прямую.

 

© Беседовала Севиль Велиева

Рассылка
  • Рубрики
  • Copyright © 2016 - 2017 Pareto Capital 80/20 ltd.
    Правовая оговорка | Site Credits