закон

Лед и пламень Беллы Раскин. Интервью с дизайнером

11.07.2017

Соль и шоколад, Бонни и Клайд, лед и пламень… Предполагаете, что знаете все о правильном сочетании несочетаемых, казалось бы, понятий? Успешный дизайнер интерьеров и мама троих детей, женственная красавица и специалист по международным отношениям, бизнес-леди, владеющая пятью языками, не побоявшаяся начать и построить бизнес в новой сфере в чужой стране. В своем интервью Бэлла Раскин рассказывает о своем длинном пути к собственной карьере, о современном дизайне, об особенностях израильского вкуса, о том, почему не стоит идти на поводу у клиентов во всех случаях и о том, каково это – поломать стены в одной сфере своей жизни и выстроить и оформить все совсем по-другому.

Собственно, это то, что она и делает в своей работе.

— В одном своем интервью вы упоминали, что у вас два образования, никак не связанных со специальностью, по которой вы сейчас работате. А что вы изучали?

— Мое первое образование – это степень бакалавра по международным отношениям. Эту  степень я получала во Франции, в Париже. А второе образование – программа  МВА, подготовленная совместно МГУ и парижской бизнес-школой.

— Так вот откуда французский! Вы говорите на пяти языках, и если с русским, английским и ивритом все было более или менее ясно, то истоки французского и итальянского было непонятны.

— А итальянский язык появился от большого желания выучить итальянский! Живя в Москве, я закончила интенсивные курсы итальянского языка, а потом активно использовала его в работе. Вот так появился еще один язык.

— И получив такой европейский багаж, вы репатриировались в Израиль …

— Правда в том, что я дважды репатриировалась в Израиль. Сначала мы приехали в Израиль с родителями, в 90-х годах прошлого века, на волне большой алии. В 1997 году я уехала в Париж на пять лет учиться, а оттуда, так уж вышло, поехала дальше учиться в Москву. Это решение никак не было связано с Израилем, мне всегда было очень хорошо в этой замечательной стране. Просто так сложились обстоятельства, и после учебы я на несколько лет оказалась в Москве. А в 2008 году произошел мой второй и окончательный переезд в Израиль. Он был плавным, потому что долгое время мы жили на два дома, и продолжаем курсировать между Тель-Авивом и Москвой: мой муж работает в Москве. Но последние лет 5 показали, что я живу и работаю я сейчас в Израиле.

— Спорное заявление: в одном интервью мелькала мысль, что ваше детище, Bella Baskin Interior Design, давно переросло рамки одной страны и вышло на международный уровень. А в каких странах вы работаете?

— До вторичного переезда в Израиль я работала несколько лет в Москве. Это был, конечно, совсем другой масштаб, его не сравнить с сегодняшим уровнем активности. Да и на тот момент назвать себя дизайнером интерьера я бы не могла и не хотела. Это, знаете, такой вот распространненый комплекс советского человека: как же так, какой из меня дизайнер, если я никогда этому официально не учились? Нее, не может быть! И года три я активно сопротивлялась гордому званию дизайнера. Меня представляли дизайнером, а я отмахивалась и говорила, ну, какой там из меня дизайнер?! Я просто этим занимаюсь! Я работала маркетологом, занималась маркетингом и продажами, и так себя и позиционировала.

— А в какой момент вы стали все-таки дизайнером? Вот приехали вы в Израиль, осели, огляделись, подумали, чем бы хотелось заниматься – и вот он, дизайн? Ни клиентской базы, ни партнерской сети…

— Не совсем так. Клиентская база и партнерская сеть за эти годы стали очень обширными, хотя поначалу клиенты рекомендовали меня по принципу «сарафанного радио», друзьям и знакомым по цепочке. И все проекты, которые я вела и веду: в Москве, в Израиле, в Германии, во Франции – строились по принципу первого,  второго и третьего круга знакомств. А началось все довольно тривиально: я сама продумала и воплотила интерьер собственной квартиры. Меня стали расспрашивать, потом просить помочь, потом настаивать, чтобы я брала за это деньги. Вот так дружеская помощь по оформлению ванны и гостиной переросла в бизнес. А в Израиле старт был во многом положен так называемыми «инвестиционными квартирами»: москвичи и питерцы покупали тут квартиры с целью вложения денег, передавали мне ключи, а получали их обратно, когда квартира уже была готова. Часть моих клиентов знала меня еще по Москве, другая часть слышала обо мне по разным каналам, поэтому вопросов доверия не возникало: мне верили, за что я очень благодарна. Это, пожалуй, и стало толчком к развитию бизнеса в Израиле.

— То есть ваши московские клиенты могут, собственно, и не  присутствовать, пока вы работает над их квартирой в Израиле?

— Абсолютно! Часто наше общение происходит онлайн: мне присылают идеи, я предлагаю концепцию, планировку, клиент утверждает или и проект запускается в работу. Зависит от проекта и от желания клиентов, как правило.

— А какие проекты представляют для вас особенный интерес?

— Мне всегда очень интересно работать «с нуля». Когда вокруг только голые стены, да и те можно сломать и перестроить. Заходишь в квартиру, которая выглядит как после ядерной войны, всем страшно, а у меня просто руки трясутся от желания начать работу немедленно! Это самые интересные для меня проекты: создавать красоту и уют «из ничего»

— Вы ломаете стены, уже понимая, какой квартира должна быть?

Скорее, сначала приходит осознание, какой квартира должна быть, а уже – очередь радикальных мер, когда они требуются. Существуют ведь определенные этапы работы: встреча с клиентом, обсуждение проекта, предложение планировки, концепция и затем утверждение. Вот только после утверждения и согласования я начинаю ломать и строить. Я вообще очень не люблю пропускать хотя бы одну из этих ступеней. Хотя у некоторых клиентов бывает такое: «Ну, давайте начнем, а дальше посмотрим». В этом случае ремонт затягивается до бесконечности, и процесс, который занял бы например 3-6 месяцев, может отнять год, и я стараюсь приложить максимум усилий в то чтобы процесс был правильно построен с самого начала.

— Какие проекты из тех, над которыми вы еще не работали, были бы для вас особенно интересными?

— Из того, что я еще не делала? … Мне было бы очень интересно поработать над оформлением гостиницы, такого бутика-отеля. Очень увлекает проект многоквартирного дома, где маленькие-маленькие квартиры, и нужно поработать над максимальным раскрытием потенциала места… Было бы очень здорово продумать планировку, хранение вещей в них, удобство. Триггером к этому стал мой собственный дом, который продуман так, чтобы при относительно небольшой площади стать максимально удобным для семьи с тремя маленькими детьми. Когда я его планировала, мне было очень важно использовать все это пространство, добиться, чтобы всем было одновременно удобно и уютно.

—  А теперь о более практичных вещах: каким бюджетом должен располагать клиент, чтобы вы согласитесь начать работать над его проектом?

— Все очень индивидуально, и ответ зависит от многих факторов, включая обьем работы, установленные сроки и прочие показатели. Но в очень усредненных цифрах… Пожалуй, в последнее время проекты начинались от 500 000 шекелей.

— Случались ли у вас провалы в работе? Вот работаете-работаете, проект сдается – и тут выясняется, что клиент недоволен?

— Вы знаете, постучу по дереву, чтобы не сглазить, но нет. Более того, время от времени мои бывшие клиенты мне звонят и говорят искреннее спасибо. Я очень строго отношусь к своей работе, и если мне она нравится в какой-то момент – значит, и моим клиентам это понравится и будет приносить удовольствие много лет.

— Это странное наблюдение, если честно. Ведь дизайн и ремонт, как и все на свете, выходит из моды, и то, что сегодня модно и актуально, перестает быть таковым через какое-то время, разве нет?

— Именно поэтому я держусь в стороне от ультрамодного дизайна в том, что касается жилых проектов. Я считаю, что дом – это дом, и я хочу, чтобы он был не просто красивым или модным, я стремлюсь к тому, чтобы дома было хорошо и уютно. Я умею правильно все устроить, подать, соединить все нюансы воедино и преподнести хозяевам, но ощущение их дома должно остаться нетронутым.

— А обратных ситуаций не возникает? Клиент вам безапелляционно заявляет: «я хочу, чтобы мой дом был в стиле хайтек», а вы понимаете, что это не нужно ни дому, ни хозяину?

— Тут тонкий момент… Если хозяин уверен, что он точно знает, что ему лучше – я не спорю. Ему виднее. Но бывает, что я вижу, что дому действительно плохо от такой идеи. Например, квартира находится в 30-этажной ультрасовременной башне, а хозяин показывает в качестве примера классические интерьеры. Он хочет, например, истинно английский стиль, но этот интерьер будет очень плохо сочетаться с духом дома, не сочетается с видом из окна, урбанистическим и современным, с алюминевыми окнами… Нельзя не считаться с этими деталями. Тогда я очень аккуратно пытаюсь создавать что-то, что будет коррелировать и с желаниями хозяев, и с домом и с видом из окна.

— А если в теории – какие тенденции сегодня являются наиболее актуальными в дизайне интерьеров?

— Отвечу очень теоретически, ввиду только что сказанного, хорошо? Тренд сегодняшнего дня — это четкие линии, графика, разделения, латунь… Сейчас существует столько материалов, что покой фантазии дизайнера только снится. Есть где разгуляться.

— И тем не менее, вам каждый раз нужно что-то особенное: от глобальных предметов и материалов до мельчайших деталей. Где вы их находите, при всем этом многообразии?

— Везде, на самом деле! В основном, за рубежом – Франция, Италия, Португалия. При этом в Израиле, кстати, тоже есть масса предложений, и найти что-то внутри страны часто, как ни странно, дешевле, проще, быстрее, чем за границей. Поэтому поиск материалов зависит от конкретных обстоятельств и желаний клиентов.

— Вопрос к вам, как к специалисту и как к космополиту. Существует устойчивое мнение, что у израильтян нет вкуса:  ни в одежде, ни в архитектуре, ни в убранстве домов. Вы согласны с таким мнением?

(смеется)  Каждый раз готова убить за такое мнение! Это в корне неверно: в стране изобилие  прекрасных интерьеров, число архитекторов и дизайнеров, давно работающих в том числе и на внешний рынок, есть отличный вкус. Он просто прячется за стенами зданий и помещений, и туда так просто не попасть с улицы. Современный дизайн воплощается просто блестяще и, как я уже сказала, эти услуги активно экспортируются. Так что со вкусом и любовью к красивому у израильтян все в порядке, поверьте мне.

© Беседовала Севиль Велиева

 

Рассылка
  • Рубрики
  • Copyright © 2016 - 2017 Pareto Capital 80/20 ltd.
    Правовая оговорка | Site Credits